Десять сантиметров на карте, два дня на машине: ох, великая и необъятная российская земля!

Корреспондент финской телерадиокомпании Yle в Москве Марьо Някки (Marjo Näkki) посмотрела на карту России и решила отправиться на север от Москвы. Оказалось, что в стране с 11 часовыми поясами никому даже не приходит в голову остановиться выпить кофе после нескольких часов пути.

В машине полно барахла, все хотят на переднее сиденье — прямо как в «Дорожной песне» (Matkalaulu) финской группы PMMP. Мы договорились, что я сажусь назад. Так будет безопаснее в первом путешествии по небольшим российским городам, которые нам встретятся, когда мы будем преодолевать тысячу километров на север от Москвы.

Корреспонденту, работающему в России, нельзя писать только о хорошо известных Москве и Санкт-Петербурге. Ведь в России целых 11 часовых поясов! За пределами нынешней и бывшей столицы страны с их особым лоском все кажется совсем другим.

Приятное волнение успевает рассеяться — благодаря московским автодорогам. На выезде из города мы стоим час: на МКАД — обычная утренняя пробка. Хочется выпить кофе.

«Если мы остановимся прямо сейчас, то никогда никуда не доберемся!» — доносится с переднего сиденья.

Впереди тысяча километров, из которых мы проехали меньше десяти. Москва не дает повода усомниться в своей репутации.

Зима начинается через сто километров к северу от Москвы. На указателе написано «Архангельск», хотя до него мы доезжать не планируем. Даже от одного взгляда на указатель становится холодно.

Вдоль дороги начали появляться традиционные российские дома с резными наличниками и карнизами. Первая остановка — спустя три часа, в городе Переславль-Залесский.

Время обеда. Я не отказалась бы от супа. Ресторан «Пирог и борщ» кажется логичным выбором — и оказывается хорошим местом. Судя по форме, за соседним столом сидят представители российской армии.

Я понимаю, что нахожусь далеко от столицы. Когда смотришь людям в глаза, они улыбаются.

После супа наша поездка продолжается. Сейчас полярная ночь, и во второй половине уже начинает темнеть. Из окна машины виднеются деревья, снег и дома на разных расстояниях друг от друга. На горизонте мелькают луковицы церквей. Их на православной российской земле очень много.

Неожиданно взгляд падает на что-то очень яркое. Мы останавливаемся на обочине. В синеве полярной ночи у рыночной палатки лежат мягкие игрушки в целлофане. Это один из «супермаркетов», расположенных у российских трасс.

Местные продают здесь все, что могут: рыбу, лук, картошку, цветы, ягоды, одежду, охотничье снаряжение, кофе, чай, флаги с символикой Дня победы. Дары природы — из леса, овощи — со своего огорода, мягкие игрушки — из Китая. Способы заработка приходится придумывать самому, ведь работы за пределами растущих городов нет.

 В этот раз мы ничего не купили.

У Ярославля, преодолев 300 километров, мы пересекаем широкую Волгу. На берегах этой самой длинной реки Европы находятся 11 из 20 крупнейших российских городов.

Начинаешь замечать разницу в уровне жизни столичных и сельских жителей. На дорогах появляется «Лада Нива» — полноприводный классический автомобиль.

С наступлением вечера мы, наконец, въезжаем в Вологду. Опять едим.

«Это поможет вам не простудиться», — говорит официант и с гордостью ставит на стол рюмки для перцовки.

На вкус — как головная боль!

Теперь мы находимся на старых новгородских землях. О важности этой территории свидетельствует старинная центральная площадь Вологды. На ней возвышается несколько церквей. В провинциальных городах сильно влияние православия: с помощью церкви столица поддерживает с ними контакт.

И сейчас на всю Россию известно местное вологодское масло.

 На следующее утро мы смотрим на чучело медведя, стоящее в углу кабинета директора маслодельного завода. В лесах бродит около десяти тысяч медведей.

«Я сам его пристрелил!» — с гордостью заявляет директор.

Наш путь продолжается на северо-восток. Теперь вместо «Архангельска» на указателе появляется «Воркута». Однако это название не кажется теплее.

Воркута расположена на вечной мерзлоте. От названия бросает в холод еще и потому, что в советское время здесь находились лагеря заключенных, и добыча каменного угля была здесь принудительной работой. Однако до самой Воркуты мы не поедем.

Мы останавливаемся в городе Тотьма. Через него проходит красивая река Сухона, которую мы пересекаем за время пути несколько раз.

В XIX веке в Тотьму ссылали неблагонадежных людей. Здания говорят о том, что раньше это место было богатым. Теперь по городской площади тянется длинная извилистая очередь из пожилых людей — за молоком.

Автоцистерна привезла с ферм самый свежий товар. Дома молоко кипятят перед употреблением. Напоминает советское время, которым многие маленькие города живут, похоже, до сих пор.

Мы заглядываем в местную лавку с пирогами. Я заказываю черный кофе. В напиток уже добавлена щедрая порция сахара.

Чем дальше на север мы едем, тем больше необычного нам приходится пережить.

На дорогах полно ям. Дороги ремонтируют «под местным наркозом»: заполняются лишь редкие выбоины. Так что в целом дороги остаются в плохом состоянии.

Нервничать приходится и из-за больших грузовиков, которые доставляют сырье на северные заводы. И гонят на огромной скорости.

Опускается вечер, освещения нет — пока вдруг его не становится слишком много. Мы подъезжаем к воротам, украшенным цветными огоньками. Мы на месте.

За воротами живет зимний волшебник: Дед Мороз.

Источник

Шесть продуктов улучшающих настроение.
НА ЛЕГКОВОМ АВТОМОБИЛЕ ПО ФИНЛЯНДИИ
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
29.11.2020

By accepting you will be accessing a service provided by a third-party external to https://eurotourmagazine.ru/