В Финляндии выпустили памятку для автомобилистов на русском языке

Финская организация по просвещению в области безопасности дорожного движения Liikenneturva обновила информацию для автомобилистов на 8 языках, включая русский.

Памятка для туристов "На автомобиле по Финляндии" отLiikenneturva рассказывает об основных особенностях передвижения на машине в Суоми. 

В брошюре содержится информация по безопасному вождению, ограничениям скорости, использованию фар и поведению в сложных дорожных ситуациях.

В формате pdf памятки можно скачать с сайта, а в печатном виде они будут раздаваться, например, в точках проката автомобилей. 

Источник 

Продолжить чтение
1653 просмотров
0 Комментариев

Святость и замороженные покойники в российском городе

В Сергиевом Посаде, который находится недалеко от Москвы, перед вами предстают два взгляда на вопрос бессмертия. Первый связан с Русской православной церковью, второй — с компанией «КриоРус», которая использует современные высокие технологии.

В 1337 году преподобный Сергий Радонежский вместе со своим братом построил скромную уединенную обитель и церковь на пустынной лесной опушке, расположенной к северу от Москвы. Сергию было 23 года, он родился в знатной боярской семье, но стал аскетичным и глубоко верующим монахом.

Небольшая деревянная церковь превратилась в Троице-Сергиев монастырь, который сейчас находится в городе Сергиев Посад.

Территория монастыря, окруженная стеной, — настоящая жемчужина архитектуры. Этот ансамбль занесен в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

В ветреный октябрьский день в монастыре довольно много людей. В стенах монастыря — много паломников и других путешественников. Нам часто попадаются идущие навстречу монахи, которые что-то набирают в своем смартфоне.

Тем не менее, в основном атмосферу создает история и благоговейная вера старой России.

«Жизнь здесь — по большей части рутина. Мы каждый день делаем одно и то же», — говорит монах, представившийся отцом N. Он не хочет называть свое имя целиком, поскольку монастырь не давал ему разрешение на интервью.

«Многие из нас гордятся тем, что они — монахи этого великолепного монастыря. Но разве гордость может быть присуща монаху?» — рассуждает отец N в вестибюле великолепного собора.

Сергий Радонежский умер в 1392 году. Русская православная церковь причислила его к лику святых уже в XV веке.

«Он был очень влиятельной личностью уже при жизни», — говорит Алексей Шёберг (Aleksej Sjöberg), настоятель православного прихода в финском городе Тампере.

Могилу святого открыли спустя 30 лет после его смерти. Как гласит легенда, святитель, лежавший в деревянном гробу, не изменился со дня своей смерти.

Мысль о том, что святые не разлагаются после смерти, по словам настоятеля Алексея, является старинным народным поверьем.

«То, что тело не разлагается, воспринимается как знак, как благословление Господа», — говорит Алексей по телефону газете Ilta-Sanomat.

Само по себе то, что процесс разложения не начинается, для церкви ничего не значит. Ведь тела «безбожников» в благоприятных условиях тоже могут мумифицироваться и сохраниться.

 «Однако в отношении святого это словно знак того, что Бог заботится о нем и после смерти».

Возможно ли сохранение тела после смерти, или же это только религиозное понятие?

«Православная церковь не дает ответа на этот вопрос ни на теологическом, ни на официальном уровне. По мнению церкви, то, что происходит с телом после смерти — не самое важное», — рассуждает отец Алексей.

Преподобного Сергия не оставили в покое. В 1920-х большевики проводили антирелигиозную кампанию против церкви и открывали гробы со святыми, чтобы показать, что тела святых сохранялись не лучше, чем тела простых людей. Цель кампании заключалась в развенчивании мифов и подрыве авторитета церкви в новом советском государстве.

Несмотря на проведенную кампанию, останки Сергия сохранились до наших дней. Сейчас они покоятся в самой старой церкви лавры, и верующие приходят поклониться ему каждый день. В саркофаге, защищенном стеклом и металлом, видна часть черепа Сергия.

В монастыре выставлен и настоящий деревянный гроб, в котором Сергий был захоронен. По размерам гроба можно заключить, что Сергий был высоким мужчиной, ростом примерно 180 сантиметров. Края гроба обиты металлом. Раньше паломники целовали гроб и одновременно откусывали от него кусочки, чтобы забрать их домой как реликвию.

В нескольких километрах от лавры можно познакомиться с другим взглядом на вечную жизнь.

На окраине Сергиева Посада, во дворе обычного частного дома находится белая металлическая конструкция. Это охлаждающие помещения российской компании «КриоРус». В двух сосудах, напоминающих термосы, отдыхают 24 покойника, которые готовятся ко встрече с будущим. «КриоРус» консервирует иногда все тело покойника, иногда — голову или мозги.

Представители компании «КриоРус» считают, что тела, замороженные в стеклянных контейнерах, сохранятся, по меньшей мере, на сотни или даже тысячи лет. Они не будут разлагаться, если в сосудах будет поддерживаться температура —196 градусов.

За деятельностью организации «КриоРус» стоит трансгуманизм, идея о бесконечных возможностях человека. Замороженные клиенты «КриоРус» ждут встречи с новой жизнью: наука должна развиться настолько, что причины, которые привели к их смерти, можно будет исправить, а вред от глубокой заморозки можно будет устранить. Затем умершие вновь смогут вернуться к жизни.

Крионика — это спорная экспериментальная деятельность, и многие представители медицины и нейронаук в нее не верят.

И церковь, и трансгуманизм придерживаются того мнения, что личность человека — понятие более масштабное, чем его временное пребывание на Земле. Человек может жить вечно.

«Правда, Православная церковь не учит, что вечная жизнь достижима при помощи современных технологий», — говорит отец Алексей.

«Разница заключается в том, что технологии могут продлить жизнь по времени. Однако если мы говорим о Царствии Божием, то говорим о таком понятии, которое находится вне времени».

 

Продолжить чтение
1157 просмотров
0 Комментариев

Десять сантиметров на карте, два дня на машине: ох, великая и необъятная российская земля!

Корреспондент финской телерадиокомпании Yle в Москве Марьо Някки (Marjo Näkki) посмотрела на карту России и решила отправиться на север от Москвы. Оказалось, что в стране с 11 часовыми поясами никому даже не приходит в голову остановиться выпить кофе после нескольких часов пути.

В машине полно барахла, все хотят на переднее сиденье — прямо как в «Дорожной песне» (Matkalaulu) финской группы PMMP. Мы договорились, что я сажусь назад. Так будет безопаснее в первом путешествии по небольшим российским городам, которые нам встретятся, когда мы будем преодолевать тысячу километров на север от Москвы.

Корреспонденту, работающему в России, нельзя писать только о хорошо известных Москве и Санкт-Петербурге. Ведь в России целых 11 часовых поясов! За пределами нынешней и бывшей столицы страны с их особым лоском все кажется совсем другим.

Приятное волнение успевает рассеяться — благодаря московским автодорогам. На выезде из города мы стоим час: на МКАД — обычная утренняя пробка. Хочется выпить кофе.

«Если мы остановимся прямо сейчас, то никогда никуда не доберемся!» — доносится с переднего сиденья.

Впереди тысяча километров, из которых мы проехали меньше десяти. Москва не дает повода усомниться в своей репутации.

Зима начинается через сто километров к северу от Москвы. На указателе написано «Архангельск», хотя до него мы доезжать не планируем. Даже от одного взгляда на указатель становится холодно.

Вдоль дороги начали появляться традиционные российские дома с резными наличниками и карнизами. Первая остановка — спустя три часа, в городе Переславль-Залесский.

Время обеда. Я не отказалась бы от супа. Ресторан «Пирог и борщ» кажется логичным выбором — и оказывается хорошим местом. Судя по форме, за соседним столом сидят представители российской армии.

Я понимаю, что нахожусь далеко от столицы. Когда смотришь людям в глаза, они улыбаются.

После супа наша поездка продолжается. Сейчас полярная ночь, и во второй половине уже начинает темнеть. Из окна машины виднеются деревья, снег и дома на разных расстояниях друг от друга. На горизонте мелькают луковицы церквей. Их на православной российской земле очень много.

Неожиданно взгляд падает на что-то очень яркое. Мы останавливаемся на обочине. В синеве полярной ночи у рыночной палатки лежат мягкие игрушки в целлофане. Это один из «супермаркетов», расположенных у российских трасс.

Местные продают здесь все, что могут: рыбу, лук, картошку, цветы, ягоды, одежду, охотничье снаряжение, кофе, чай, флаги с символикой Дня победы. Дары природы — из леса, овощи — со своего огорода, мягкие игрушки — из Китая. Способы заработка приходится придумывать самому, ведь работы за пределами растущих городов нет.

 В этот раз мы ничего не купили.

У Ярославля, преодолев 300 километров, мы пересекаем широкую Волгу. На берегах этой самой длинной реки Европы находятся 11 из 20 крупнейших российских городов.

Начинаешь замечать разницу в уровне жизни столичных и сельских жителей. На дорогах появляется «Лада Нива» — полноприводный классический автомобиль.

С наступлением вечера мы, наконец, въезжаем в Вологду. Опять едим.

«Это поможет вам не простудиться», — говорит официант и с гордостью ставит на стол рюмки для перцовки.

На вкус — как головная боль!

Теперь мы находимся на старых новгородских землях. О важности этой территории свидетельствует старинная центральная площадь Вологды. На ней возвышается несколько церквей. В провинциальных городах сильно влияние православия: с помощью церкви столица поддерживает с ними контакт.

И сейчас на всю Россию известно местное вологодское масло.

 На следующее утро мы смотрим на чучело медведя, стоящее в углу кабинета директора маслодельного завода. В лесах бродит около десяти тысяч медведей.

«Я сам его пристрелил!» — с гордостью заявляет директор.

Наш путь продолжается на северо-восток. Теперь вместо «Архангельска» на указателе появляется «Воркута». Однако это название не кажется теплее.

Воркута расположена на вечной мерзлоте. От названия бросает в холод еще и потому, что в советское время здесь находились лагеря заключенных, и добыча каменного угля была здесь принудительной работой. Однако до самой Воркуты мы не поедем.

Мы останавливаемся в городе Тотьма. Через него проходит красивая река Сухона, которую мы пересекаем за время пути несколько раз.

В XIX веке в Тотьму ссылали неблагонадежных людей. Здания говорят о том, что раньше это место было богатым. Теперь по городской площади тянется длинная извилистая очередь из пожилых людей — за молоком.

Автоцистерна привезла с ферм самый свежий товар. Дома молоко кипятят перед употреблением. Напоминает советское время, которым многие маленькие города живут, похоже, до сих пор.

Мы заглядываем в местную лавку с пирогами. Я заказываю черный кофе. В напиток уже добавлена щедрая порция сахара.

Чем дальше на север мы едем, тем больше необычного нам приходится пережить.

На дорогах полно ям. Дороги ремонтируют «под местным наркозом»: заполняются лишь редкие выбоины. Так что в целом дороги остаются в плохом состоянии.

Нервничать приходится и из-за больших грузовиков, которые доставляют сырье на северные заводы. И гонят на огромной скорости.

Опускается вечер, освещения нет — пока вдруг его не становится слишком много. Мы подъезжаем к воротам, украшенным цветными огоньками. Мы на месте.

За воротами живет зимний волшебник: Дед Мороз.

Источник

Продолжить чтение
1318 просмотров
0 Комментариев

НА ЛЕГКОВОМ АВТОМОБИЛЕ ПО ФИНЛЯНДИИ

Безопасность прежде всего!

Эта памятка предоставляет вам необходимую информацию для того, чтобы ваша поездка по дорогам Финляндии была приятной и безопасной. 

Безопасность на дороге - это суммарный результат соблюдения скоростного режима, хорошего состояния автомобиля и самого водителя, использование средств безопасности, правильного движения в тоннелях, на грузовых развязках, повышенной осторожности при перевозке грузов и правильных действий в случае дорожно-транспортного происшествия. 

Памятка информирует вас о требованиях законодательства Финляндии и предупреждает о последствиях его нарушений.

Памятка

Продолжить чтение
1211 просмотров
0 Комментариев